Венера – ад во Вселенной

После прямых исследований поверхности Венеры советскими автоматическими станциями выяснилось, во-первых, что там жара  как в печке и давление в десять раз  выше, чем на дне глубоководных впадин в земных океанах. Во-вторых, о наличии там более юных, чем на Земле, рек говорить не приходится — на Венере бушуют потоки горячих соленых карбонатов, возникшие в далекие времена еще более сильного вулканизма, чем ныне. Эти древние лавовые потоки создали вполне узнаваемые «речные долины». Дополняют картину облака из серной и соляной кислот, а также почти непрерывно сверкающие молнии, которые сопровождают извержения вулканов.

Словом, сущий ад с земной точки зрения. Если и существует здесь жизнь, то уж, конечно, не белковая, а, скажем, кремнийорганическая.

Другая причина, по которой ныне о Венере как о сестре Земли практически не говорят, — отсутствие у нее естественного спутника. Мы все больше приходим к пониманию особой роли Луны в развитии биосферы Земли —  взять хотя бы лунные приливы в наших океанах и морях, создававшие необходимые для эволюции вариации условий внешней среды. Почему у Венеры нет своего крупного спутника? Одни астрономы настаивают на уникальности нашей Луны, другие, наоборот, считают, что на этапе формирования Солнечной системы такие пары, как Земля — Луна, были типичными как вблизи Солнца, так и вдали от него. Известный американский астроном Томас Ван Фландерн давно отстаивает гипотезу, согласно которой некогда Меркурий был спутником Венеры, а Плутон — спутником Нептуна. Причиной изменения орбит в обоих случаях могло быть внешнее воздействие. На окраинах Солнечной системы роль такого воздействия могло сыграть прохождение рядом некоей массивной планеты с еще более вытянутой орбитой, чем у нынешней пары Плутон — Харон.

А вот вблизи Солнца «грешат» на удар гигантского астероида. И для этого есть основания. После первого фотографирования поверхности Меркурия американской автоматической межпланетной станцией «Маринер-10» в 1974 году оказалось, что основной особенностью планеты является как раз след от такого удара.

Этот район называется Равнина Жары и представляет собой почти круглый бассейн диаметром около 1300 километров. По краям огромного кратера есть валы высотой до двух километров. Ясно, что при ударе кора Меркурия была пробита и на поверхность выплеснулись мощные лавовые потоки. Их следы также сохранились. Для сравнения: Великие озера на границе США и Канады вполне поместятся в таком кратере. К Равнине Жары примыкают другие равнины — Будх (индийское название Меркурия), Одина (скандинавы называли планету в честь бога Одина), Собкоу (древнеегипетское название планеты). Фактически это тоже провалы, вызванные все тем же ударом гигантского астероида.

Мало того! На противоположной стороне поверхности Меркурия, в девяти тысячах километров от предполагаемого эпицентра, есть хаотические нагромождения  горных гряд, возникновение которых объясняют тем, что тут столкнулись прошившие планету насквозь мощнейшие ударные волны. Плотность Меркурия, кстати, высока, а его железное ядро больше, чем аналогичное ядро Земли. Оно занимает едва ли не половину объема планеты. Ныне это весьма странный мир, где одни сутки равны 176 земным. Поэтому на некоторых широтах за один такой период можно наблюдать три восхода и три заката Солнца. Похоже, давним ударом здесь была прервана естественная эволюция планеты: сорваны не только атмосфера, но и легкие фракции с поверхности. Почему бы не предположить, что  именно этот удар и оторвал нынешний Меркурий от Венеры, заставив его переместиться ближе к Солнцу?

К слову, кратерам на Меркурии земляне присвоили имена в честь видных деятелей литературы и искусства, в том числе и русских. Среди них — А.С. Пушкин и М.Ю. Лермонтов, Л.Н. Толстой и И.С.Тургенев, Ф.М. Достоевский, А.П.Чехов, художники Андрей Рублев, В.И. Суриков и И.Е Репин. Названия давал Международный астрономический союз. Любопытно, что из всех кратеров на Меркурии самые крупные — Толстой (400 километров в диаметре) и Достоевский (390). Кратеры чаще древние, но иногда — совсем молодые.

Поскольку интенсивность бомбардировки поверхности планет была выше на ранних этапах развития Солнечной системы, возможное разделение Меркурия и Венеры считается довольно давним событием, хотя точно датировать его исследователи пока не могут.

Вернемся к Венере, которая, возможно, в отличие от Земли, некогда осталась одинокой. На поверхности Венеры из-за плотной атмосферы, изученной методом радиолокационного зондирования, также обнаружены кратеры. Однако их меньше, чем на Меркурии. К тому же почти все они моложе, образовались в последние 800 миллионов лет. Вероятно, именно в течение этого времени климат на Венере был столь же «адским», что и ныне. Специалисты считают, что, миллиарды лет назад на Венере и  в самом деле были водяные океаны, но затем они постепенно испарились, а пар разложился на водород и кислород. Более легкий водород утек в космос, а кислород в соединении с выбрасываемой, вулканами серой породил нынешние сернокислотные венерианские облака. В этот период резкое усиление вулканизма привело к формированию русел рек, образованных потоками лавы. Эти потоки, видимо, и смели с поверхности планеты следы более древних метеоритных атак, замаскировав кратеры предыдущих эпох.

Рискну высказать свое мнение по вопросу о возможной эволюции биосферы  Венеры. Была ли таковая? Не исключено. Ведь у крупных органических молекул в запасе были миллиарды лет для эволюции (как и на Земле). Однако в отличие и от Земли, и от более холодного Марса, климатические условия на Венере давно стали невыносимыми для жизни в привычных нам формах. Для сравнения: 800 миллионов лет назад жизнь на Земле была, но эволюция крупных организмов присутствовала лишь в самом начале своего долгого пути. Однако нам нынче известны организмы, живущие в жерлах подводных вулканов, а также бактерии-анаэробы, не нуждающиеся в воздухе. Да и все ли формы жизни мы знаем? Если предположить, что какая- либо экзотическая для нас форма жизни сумела приспособиться к нынешнему венерианскому климату, то она могла эволюционировать дальше, вплоть до нашего времени. Однако тут мы не сможем сказать ни «да», ни «нет» без исследований на месте. Будет это не скоро — ведь для нас условия на Венере поистине адские…

Не исключено, что столь отличный от земного сценарий развития климата Венеры объясняется не только близостью к Солнцу, но и отсутствием крупного естественного спутника. Был ли им некогда Меркурий, неизвестно. Но мы должны быть благодарны Луне — и за приливы, и за защиту от части опасных астероидов.

Сергей КРИВЕНКОВ

Источник: http://www.ks.ru/