Взрывы на Солнце

Самым интересным и сложным явлением, разыгрывающимся в солнечной атмосфере, можно считать хромосферные вспышки, или просто солнечные вспышки-Долгое время о них не знали ничего. И только тогда, когда астрофизики-солнечники создали спектральную технику, они были обнаружены и стало ясно, что хро-мосферные вспышки порождают мощные потоки излучений, которые настигают Землю на ее орбите, пролегающей вокруг Солнца, вызывают яркие полярные сияния, нарушают нормальное состояние ионосферы и земного магнитного поля, «обрывают» линии радиосвязи и, может быть, влияют на погоду и самочувствие людей.

Вспышки чаще всего наблюдаются в лучах красной спектральной линии водорода. Ведь водорода в солнечной атмосфере больше всего, да и линия эта в спектре самая яркая. На спектрогелиограммах вспышка видна как внезапное и резкое увеличение яркости части солнечного диска.

Как правило, хромосферную вспышку обнаруживают там, где наблюдались яркие флоккулы, и притом такие, внутри которых находились солнечные пятна. Имеются веские основания полагать, что возникновение вспышек каким-то образом связано с солнечными пятнами и прежде всего с их магнитными полями. В самом деле, вспышки чаще всего появляются в центре групп пятен и тем чаще, чем сложнее конфигурация самих пятен  и их магнитных полей.

За несколько минут высвобождается огромное количество энергии, происходит настоящий взрыв колоссальной мощности. Мощность вспышек оценивается по специальной шкале (обычно трехбалльной) исходя из яркости вспышки и площади, которую она занимает. Наибольший балл — тройка — приписывается наиболее ярким вспышкам, занимающим достаточно большую площадь на видимом диске Солнца (около одной тысячной доли площади всего диска). Исключительно яркие вспышки имеют балл 3+ . Если вспышки балла 1 видны на Солнце в среднем около 15 мин, балла 2 — около 30 мин, то весьма редкие вспышки балла 3+ продолжаются иногда 2—3 ч. При этом выделяется столько же энергии, сколько при одновременном взрыве десятков тысяч водородных бомб.

Надо честно признать, что, несмотря на исключительную важность решения проблемы природы хромо-сферных вспышек и особенно нахождения способов предсказания их появления, продолжительности и мощности, мы еще очень мало знаем об этом интереснейшем Явлении.

В общих чертах нам известно, что при вспышке Резко повышаются температура и плотность вещества в хромосфере (в сотни тысяч раз по сравнению с окружающей спокойной оболочкой). Но откуда берется та невероятно могучая сила, которая разом охватывает огромную массу раскаленного газа (а вспышка-троечница может занять более 3 млрд. км кв.) и стремительно ее сжимает? Возможно, виновато магнитное давление, сталкивающее несущиеся навстречу друг другу массы газа над солнечными пятнами с разной магнитной полярностью. При этой «катастрофе» рождается взрывная волна, энергия магнитного поля переходит в тепло и излучение, за считанные секунды температура сжатой плазмы достигает многих миллионов градусов! И тогда может начаться термоядерная реакция, «горючим» для которой служит водород, при этом, конечно, выделяется колоссальная энергия!

Каков бы ни был механизм хромосферной вспышки, для нас первостепенную важность имеют ее непременные следствия.

Во-первых, резко увеличивается мощность солнечного рентгеновского излучения.

Во-вторых, еще более заметно растет поток радиоволн — гигантский солнечный «передатчик» посылает в мировое пространство свой голос, усиленный в миллионы раз.

В-третьих, солнечная вспышка выстреливает в пространство стремительный поток корпускул — ионов различных элементов, ядер водорода и гелия, электронов, обладающих скоростями, близкими к скорости света. Это так называемые солнечные космические лучи, которые во время самых сильных, или, как их часто называют,   протонных,   вспышек   регистрируются на Земле.

Кроме частиц высоких и сверхвысоких энергий, из области вспышек выбрасываются корпускулы, обладающие значительно меньшими энергиями, скорости их — несколько тысяч километров в секунду. За сутки-двое они достигнут Земли, а за большие сроки — и еще более удаленных планет. Как правило, одновременно с большой вспышкой из соседних с ней областей Солнца выбрасываются один или несколько протуберанцев исключительно высокой яркости, скорости и большой протяженности. Чаще всего такие протуберанцы не возвращаются на Солнце.

Далекие солнечные взрывы потрясают и нашу планету, может слегка измениться даже скорость ее вращения вокруг собственной оси. Межпланетное пространство заполняется жесткой всепроникающей радиацией. Нас от нее защищает атмосфера, а как быть космонавтам и пилотам сверхзвуковых машин, забирающихся в стратосферу? Надо сказать, что от самых мощных вспышек эффективной защиты пока нет. Никакая толстая обшивка не спасет от потока радиации, от смертоносных космических лучей. Выход один — если обстановка на Солнце грозит сильной вспышкой, надо отдавать   команду на посадку космического корабля на Землю. Теперь ясно, как важно иметь «солнечный патруль» — проводить непрерывное слежение за состоянием нашего светила, уметь измерять солнечное излучение во всех его диапазонах, понимать взаимосвязь солнечных процессов, оценивать степень радиационной опасности. В любом случае в будущих межпланетных кораблях надо будет создавать «аварийные отсеки», где можно будет укрыться от потока солнечной плазмы.

Хромосферные вспышки интересуют ученых не только из-за необходимости предсказания «погоды» в космосе и всей цепи геофизических явлений, связанных со вспышкой. Они могут дать ключ к овладению тайной управляемого термоядерного синтеза. Ведь физики-атомщики стремятся решить проблему нехватки энергетических ресурсов в современном мире, создав искусственное Солнце. Может быть, наша собственная звезда подскажет, как заставить работать на человека те реакции, которые бушуют в ее недрах миллиарды лет.

Источник http://astroera.net/